December 3, 2020

РУДИК БАБАЯН

  • by Archives.am
  • 1 Month ago
  • 0

Бакинская трагедия в свидетельствах очевидцев
Книга первая, Ереван 2016

Проживал в Баку по адресу: ул. Нагорная, 8-й тупик, д. 33.

Я родился в Карабахе, в селе Мушкапат Мартунинского района. Переехал в Баку в 1963 году в 16 лет, чтобы работать, и оставался там до 1988 года. Работал реставратором памятников архитектуры, различных зданий.

Когда произошли сумгаитские события, я был в Чернобыле, а жена с тремя детьми – в Баку. У меня как у строителя дома имелся газовый аппарат, чтобы крышу паять. Мой сын этот аппарат зарядил из газового баллона. А жена ему сказала: «Эрик, если вдруг придут, ты через окно огнемет включи и держи, чтобы домой не зашли».

Вернувшись домой, я сразу решил, что надо срочно уезжать. Правда, в Армению, где у меня брат и сестра жили, я уехать не мог: дети русскоговорящие, да и у меня русское образование. Поэтому в мае 1988-го поехал в Армавир и начал искать работу, а жена с детьми приехала туда в августе. В Баку я вернулся в 1989 году, чтобы продать жилье. Дом с тремя комнатами и гаражом, который в свое время стоил 30 тысяч, я продал всего за 8,5 тысячи рублей, чтобы купить в Армавире обветшалую хату. В России отказывались прописывать, пока не принесешь справку о том, что у тебя нет в Баку жилья. Я готов был продать свой дом за любую цену, чтобы управдом дал мне такую справку. Сразу нашелся покупатель – сосед-таксист, который хотел купить дом из-за гаража. Я говорю ему: «Хотя бы десять тысяч дай». Не дал – восемь с половиной. Соседские парни, которым я ремонт дома сделал бесплатно, узнали о сделке, пришли ко мне и заявили: «Армянин, ты дом продал? Половина наша». Я говорю: «Ребята, этот дом, который стоил 30 тысяч, я отдаю за 8,5 тысячи. Какая половина, о чем вы говорите?»

И вдруг выходит мать одного из них, очень хорошая женщина, мы с ними хлеб-соль делили всегда. Я говорю: «Зульфия, твой сын хочет, чтобы я долю отдал ему. Что ты думаешь?» Она взяла палку, кинула в сына и говорит: «Идиот, ты забыл, как стекла разбивал, а он ночью бесплатно вставлял их? Ты еще с него деньги взять хочешь?» Правда, 150 рублей на ресторан все-таки отдал – их было трое, по голове дали бы и все отобрали. Пришлось платить и за каждую справку – по 100 рублей, и еще 500 рублей за переоформление в ЖЭКе.

Расскажу такую историю. 6 декабря 1988 г., за день до Спитакского землетрясения, из Баку выехало 120 армянских машин, группами по 20 человек, чтобы в случае нападения могли защищаться. В этих группах были близкие мне люди – друг Жорик Акопян, сват Артур Сафарян, его шурин. Когда машины добрались до Армавира, ни одного целого стекла на них не было, все разбиты. Чтобы преодолеть длинную дорогу и через Краснодар доехать в Ереван, люди закрывали окна целлофаном.

Кстати, сосед Жорика, тоже армянин, был охотником. Когда толпа ворвалась к ним, он поднялся на крышу и начал стрелять из охотничьего ружья дробью, чтобы напугать. Человека из этого ружья убить невозможно. Но его самого погромщики там же, на крыше и убили. А Жорик оставил свой большущий дом, все имущество и без копейки уехал.

Сан-Франциско, штат Калифорния, США
30.03.2014 г.

  • facebook
  • googleplus
  • twitter
  • linkedin
  • linkedin
Previous «
Next »

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Categories

Archives